Самый важный социальный проект для счастливого зрелого возраста

Галина Китайгородская: «Познанию все возрасты покорны …»

Пронзительный взгляд. Яркая внешность. Галина Китайгородская с экрана монитора смотрит серьезно, но не строго. Собираясь на встречу, изучаю биографию. Интересно, какая она – живая легенда, автор уникальной методики, в общении? Кого ни спросишь – все знают про ее Школу. Гораздо меньше известно о ней самой, об авторе «Метода активизации возможностей личности и коллектива».

Мы встречаемся в созданном Китайгородской Центре обучения иностранным языкам. Прохожу по длинному коридору. Из закрытых аудиторий доносится английская речь и смех. В светлом кабинете настежь распахнуты окна. Галина Александровна приветливо улыбается. Великолепная женщина, завораживающий низкий голос, обаятельная улыбка. Таких обычно запоминают с первого взгляда. Про методику – обязательно, но позже...

«Возрасту – нет!»: Галина Александровна, это не очень удобно – задавать вопрос о возрасте женщине, но наш проект про возраст, поэтому я переступлю это правило.

- Я очень легко говорю о возрасте. Мне 82.

- А многие свой возраст предпочитают скрывать. Лет с 30 примерно. Почему эта тема так сложна для женщин, как Вы считаете?

- Допускаю, что одна из причин болезненного отношения к своему возрасту в том, что не всегда женщинам удается жить «своей жизнью». К сожалению, они часто считают, что должны посвятить свою жизнь кому-либо: мужу, детям, внукам. Отсюда - типичная фраза: «я отказалась от своей жизни ради тебя». Зачем?! Меня эта фраза раздражает, отказываться от себя, от своего призвания нельзя! В противном случае тебе всегда будет не хватать уверенности рассказать о том, кто ты и сколько тебе лет. Вот и скрывают.

- А как бы Вы сформулировали ценность жизни. В чем она? Женщина ты или мужчина – неважно.

- Ценность жизни, на мой взгляд, в том, чтобы как раз найти себя, понять смысл своего существования. И наполниться этим смыслом. Именно поэтому нельзя «приносить себя в жертву» кому-то. Да, процесс поиска может занять всю жизнь, и что? На том нам жизнь и дана, я считаю.

- Я с Вами соглашусь. Жертвенность присуща очень многим нашим соотечественникам. Я это тоже замечаю. Но из этой позиции жертвы тяжело выбираться. Нужна серьезная работа над собой.

- Это тяжело, конечно. Но мы же прекрасно понимаем, что жизнь, прожитая в позиции «жертвы» - это трагедия. Притом страшная трагедия. Ведь в каждом из нас заложено то, что может изменить этот мир. Как бы пафосно это ни звучало.


«Если у родителя в душе ненависть, то все, считай, что ребенок ее присвоил себе».

- Галина Александровна, вы ведь воспитали не одно поколение людей. Вы – педагог по призванию. Знаете секрет воспитания человека в человеке? Мне кажется, что сейчас это как нельзя более актуально. Войны приобрели изощренный характер. Ненависть к «другому» - это форма существования. Достаточно зайти один раз в интернет и прочитать комментарии под любой статьей.

- По-моему, Платон говорил, что воспитание – это усвоение лучших, хороших привычек. Это не нравоучение, не диктат. Здесь работает так называемая «Ты-модель». Ты сам, своим поведением, своим отношением к другим людям показываешь маленькому человеку, как можно выстраивать свою жизнь и реагировать на происходящее вокруг. Ты ничего не навязываешь, ты уважаешь ребенка и его личность.

К сожалению, мир сейчас перевернулся. Люди не получают азов человечности. Ушла человечность. Откуда она берется? Да из семьи. А потом она укрепляется – в начальной школе. А потом укореняется – в средней школе. Хотя правильней было бы сказать: должна укрепляться и укореняться. И так далее. И если у родителей есть ненависть к другим людям, к себе, к миру, - его ребенок эту ненависть уже присвоил. Это страшно.

Призвание или работа?

- Галина Александровна, сейчас много примеров, когда люди находят себя в зрелом возрасте. Безусловно, они становятся счастливыми. Но с другой стороны, это ж сколько лет теряется, когда человек только к пенсии находит дело своей жизни…

Что делать, чтобы не быть всю жить «скитальцем»?

- Искать. Нового не придумали. За вас это никто не сделает. Существуют профориентационные методики, тесты. Это с одной стороны. С другой стороны – с помощью родителей. Но тут тоже есть проблема. Та самая «жертвенная» установка, о которой мы говорили, иногда соседствует со стремлением родителей предопределить жизненный путь своих детей. А если же этот предписываемый родителями путь не совпадает с собственными устремлениями и желаниями их ребенка? Тогда это приведет к серьезным личностным конфликтам, внутренней ломке, ощущению проживания чужой жизни. Если говорить о выборе профессии, то, наверное, мудрость здесь состоит в том, чтобы соблюсти тонкую грань между родительской помощью и готовностью принять в своем ребенке то, что не совпадает с вашим представлением о желаемом. Задача родителя – помочь ребенку раскрыться, найти его таланты. И вовремя отпустить. Кстати, такого рода мудрость чаще присуща людям уже состоявшимся, уже достигшим чего-то, не пытающимся воспринимать своего ребенка как проект, призванный компенсировать собственные неудачи.

А что касается «скитальцев», ищущих себя, то, вы знаете, я здесь вижу, как ни странно, и другую проблему – проблему профессионализма, а, точнее, отсутствия оного. Не знаю, согласитесь Вы или нет, но, по-моему, с профессионализмом у нас сейчас вообще катастрофа. И уж тем более на фоне всех тех вызовов, с которыми мы столкнулись в последние годы. Я глубоко убеждена, что, с одной стороны, уровень профессионализма в любом деле, которым ты занимаешься, - это своеобразная «лакмусовая бумага» правильности твоего выбора. А с другой стороны, профессионализм – это еще и «защита» своего Я от мук переживания на тему «А верный ли выбор я сделал?» Парадокс в том, что даже когда есть сомнения в правильности самоопределения, твой профессионализм сам по себе может приносить удовлетворение. Вот то самое чувство, что ты умеешь это делать и умеешь это делать на высоком уровне, - это великая вещь, это может стать источником вдохновения и невероятных положительных эмоций. Когда-то мне задали вопрос: вы перфекционистка? Да, в какой-то мере. Я помню, в одном интервью сказала, что если бы я была дворником, я бы была лучшим дворником района, города, страны. На любой должности можно работать так, что это будет примером для других. Это будет вызывать восхищение.

Кстати, та самая подготовка преподавателей, которой мы давно занимаемся в рамках повышения квалификации, это ведь по сути дела не только и не столько обучение какому-то новому необычному методу, сколько попытка восполнить недостаточный уровень профессионализма учителей. А в контексте нашего разговора не могу не заметить, что порой ведь к нам приходят учителя с 10-15-20-летним стажем. И эта их готовность к изменениям, к поиску себя в любом возрасте дает им в результате освоения нашего Метода непередаваемое ощущение душевного подъема, радости, сил для новых свершений. Это не может не вызывать уважения.

- Ваш метод «Активизации резервных возможностей личности и коллектива» как концепция изучения иностранных языков абсолютно не вписывается в принятую систему обучения. При этом Методу уже более 40 лет. В чем его уникальность? Как он работает?

- На самом деле не вписывается только потому, что ни преподаватели, ни программы, ни учебники не готовы ни к каким изменениям, не готовы к новому. А названием Метода я обязана блестящему болгарскому психотерапевту Георгию Лозанову: он ввел в обучение иностранным языкам такой термин, как суггестия. Но и этот термин, и многие другие положения и идеи Лозанова оказались непонятными педагогам. И это, мне кажется, была его ошибка. Мы встретились с Лозановым в 1969 году. Я изучила его методику и продолжала рыть в этом направлении. Постепенно удалось найти ответы на те вопросы, которые в рамках лозановского подхода оставались без ответа. Я назвала свою систему Методом активизации. Это название было придумано в честь Лозанова. Он считал, что человек может запоминать в 1000 раз больше, но никто тогда этого не понимал. И я отправила свою докторскую диссертацию Лозанову с вопросом, может ли изложенное в ней считаться моим подходом. Его отвел был: да. Так появился метод Китайгородской. Ну, а для ответа на вопрос, как эта методика работает, боюсь, понадобилось бы отдельное и весьма специальное интервью. Если совсем коротко, то мы обучаем общению на иностранном языке единственно возможным способом – через общение. У нас авторские учебники, с помощью которых мы создаем для наших слушателей яркую, интересную жизнь в аудитории. Они, порой, и уходить с занятий не хотят, при том, что занятие длится 5 часов. Каждый курс – это своего рода обучающая пьеса. Наши ученики получают роли-маски, они становятся непосредственными участниками различных событий, ситуаций. И благодаря нашим технологиям, ученики запоминают и тут же начинают использовать огромные объемы лексического материала. А результаты, которых мы добиваемся за 2 месяца работы, не сравнимы с годами обучения традиционным способом.

- А как новый метод был воспринят в образовательной среде?

- Я думаю, стоит начать с того, как он зарождался. После аспирантуры я работала на 10-месячных курсах при Институте иностранных языков. Эти курсы были созданы для преподавателей различных дисциплин, чтобы отправлять их читать лекции на французском языке в Алжире, Тунисе, Марокко и др. странах. И задача была - обучить их французскому. С задачей справились, и я решила рискнуть – превратить 10 месяцев в 6. Мы договорились с ректором, что если «шестимесячные» сдадут экзамен и комиссия решит, что отправлять их за рубеж можно, то полугодовому курсу быть, а группа поедет за границу. Экзамен предстоял жуткий. В комиссии сидели люди, которые люто ненавидели мой Метод. Шансы на успех были малы. Но я схитрила – записала весь процесс на магнитофон, а потом опубликовала статью, доказав блистательные результаты своих студентов. Эксперимент действительно удался: за полгода люди освоили язык настолько, что могли не только свободно общаться на любые темы, они читали стихи, французскую литературу в оригинале, они были абсолютно готовы к чтению лекций на французском. Но ректор не сдержала своих обещаний и группу за рубеж не выпустила. Я написала заявление об уходе. Так закончилась моя инязовская история.

- Фактически Вы остались со своей авторской методикой, но без возможности ее применять? Коммерческих курсов не было, язык преподавали только в средней и высшей школе. Что сделали Вы?

- Прежде всего, я поверила в свои возможности, в то, что я могу создавать что-то новое. Я подумала: кому это нужно – то, что создала? Школе – нет. Институту – нет. Тогда кому? Широкой публике? Да. И вот я создаю 2-месячный курс на 120 часов. Я собрала группу и провела первый бесплатный 2-месячный курс. Это был курс разговорного языка, в который вошла почти вся грамматика и 2500 лексических единиц. А вскоре – это было в 1977 году - мне неожиданно позвонил помощник ректора МГУ. И еще более неожиданно ректор предложил мне кафедру в МГУ, где я смогла бы продолжить свою работу, чтобы решить поставленную им задачу – научить профессуру говорить на иностранных языках. И началось удивительное время. Оно было поистине прекрасно!

- А как Вы вышли на первых лиц государства. Или это они на Вас?

- Далеко не сразу после того, как пришла в МГУ. Прекрасный начальный этап моей работы в университете сменился этапом, значительно менее прекрасным. Были и совсем трудные времена. Но так или иначе дело развивалось. В какой-то момент я стала заведовать межфакультетской лабораторией интенсивного обучения иностранным языкам. И снова – новая жизнь. Эта жизнь была замечательна тем, что появилась возможность проводить экспериментальные исследования в школах и институтах. А когда пришел Горбачев, ректору МГУ стали поступать звонки с просьбой готовить первых лиц государства, включая Шеварднадзе и его супругу. А еще позже было принято решение на высшем уровне о создании в МГУ Центра интенсивного обучения иностранным языкам, и тогда экспериментальные исследования стали проводиться уже во всесоюзном масштабе. Кстати, решение о создании Центра было подписано Горбачевым и Рыжковым, а директором меня назначил министр образования Г.А.Ягодин. Одним словом, в те, кажущиеся теперь уже далекими, времена такие вопросы ставились и решались, действительно, на государственном уровне. И притом с минимальной бюрократической волокитой и вполне ощутимым результатом.

- Долгая дорога к успеху. Можно было за это время несколько раз сдаться.

- Знаете, я выбрала свой путь, и он был тяжелым. И долгим. В конечном счете, с 1979 по 1985 годы он был мучительным. Но я знаю, что если вы не сдаетесь, дорога откроется. Не останавливайся и не бойся – мой главный принцип. Отсутствие страха – вот что важно. И в этом же секрет успеха активизации возможностей. Люди приобретают веру в себя и внутреннюю свободу. Сегодня не получилось, значит, получится завтра. По сути дела, именно это и происходит при обучении по нашему Методу.

- Галина Александровна, а если опыт изучения иностранных был неудачен? Имеет ли смысл пробовать еще раз? Все пишут о чудесных историях освоения языка после 50, 60, а я, если честно, иногда сомневаюсь – как это возможно? Я точно знаю, что я намного хуже запоминаю, чем в школе. И меня это уже расстраивает. Не знаю, что будет в 50.

- Все дело в подходе к изучению языка. Его нельзя выучить, его можно познать. И, главное, привить вкус к такому познанию. Представьте себе: весь мир – он велик. И язык открывает этот мир. И тот, кто его учит, начинает понимать, что вокруг масса интересных людей. А язык как средство общения – это путь к построению отношений с людьми. Язык – удивительное явление: он работает на интеллект, он работает на понимание другого. Среди прочего – это и путь к развитию толерантности. Язык - очень увлекательный предмет, если его правильно преподавать – не как свод правил, не как переводы и бессмысленные упражнения. Недаром вся жизнь человека направлена на постижение смысла. Нам нужно формировать думающего человека с помощью языков. А по поводу проблем запоминания в солидном возрасте – не надо на этом фиксироваться, когда вы идете изучать иностранный язык. Полезнее руководствоваться установкой, что вы идете именно изучать язык. Обратите внимание – не учить. Никто не спорит: хорошая память – это, конечно, большое подспорье в изучении языка. Но в нашем Методе мы ни в коем случае не призываем делать запоминание сознательной целью. На то существуют многочисленные приемы непроизвольного запоминания, которые мы широко используем. А для того, чтобы запоминание не превращалось в самоцель, цель для ученика надо найти другую, отличную от запоминания. Что мы и делаем. В конце концов, если вашей единственной ошибкой будет неверное употребление неправильного глагола в прошедшем времени, поверьте, коммуникация от этого не нарушится. Ведь ни грамматика, ни фонетика, ни лексика сами по себе, вне контекста общения, никакой коммуникативной ценности не несут.

- Галина Александровна, Вы прекрасно выглядите, вы на рабочем месте, вы водите машину, пьете кофе, курите – то есть всячески разрушаете мифы о возрасте. Все-таки возраст имеет значение или нет?

- Теоретически - да, практически - нет. Все зависит от человека. Есть люди, которые себя старят. Я не буду читать, мне неинтересно, я это видел… И человек опускается, он перестает обогащать свой внутренний мир. А мир – бездонность. Все зависит от нашего желания и готовности к познанию. Жизнь – это счастье. Жизнь – это деятельность!

Интервью записала Лейла Агирбова.

13.09.2016. Галине Александровне Китайгородской исполнилось 82 года.

«Возрасту – нет!» поздравляет именинницу с днем рождения и желает ей новых успехов и побед!

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи

Лучшее на портале

Приглашаем на лекторий "Возрасту.нет"

Как прочесть человека с первого взгляда? Узнаем на лекции Игоря Ковалёва в "Школе" Музеона 1 октября в 14:00.

Как преодолеть стресс в зрелом возрасте?

11 советов психологов

Лайк для бабушки

Курс "Инстабабушка" учит, как делать селфи и зарабатывать в Инстаграме

Юлия Денисова: Лишь около 7–8% мужчин 60 лет и моложе действительно находятся в активном поиске работы и хотят работать

В программе "Большая страна" на ОТР: занятость старшего поколения

Детские, подростковые, взрослые – книги об «особых» героях и их семьях.

Когда мы приходим помогать в семью, где есть «особые» дети, маленькие и большие, то часто не знаем о том, как переживают это члены семьи, какие у них трудности в повседневной жизни, и это может препятствовать налаживанию отношений с «особым» ребенком.

Курсы нянь. Как не остаться за бортом.

Развивающие методики, плюсы и минусы, детские игры. Монтессори, Никитины, Зайцев и многие другие – о чем это вообще? Аспирантка и преподаватель МГУ, гельтальт-терапевт Дарья Грошева расскажет, покажет и, главное, научит как работать с детьми и как быстро входить с ними в контакт. Потому что любые дети – это наши любимые дети. Дарья научит взаимодействие с любым ребенком, даже если он кажется сложным и недоступным.

Как 90-летняя Норма Бершмидт путешествовала 14 месяцев по Америке

При обследовании у Нормы Бершмидт обнаружили последнюю стадию рака. Тогда Норма приняла решение отправиться в путешествие.

Воспитание бабушками и дедушками может представлять опасность для детского здоровья?

Кто в вашей семье занимается воспитанием детей?

Как 63-летняя преподавательница стала иконой стиля

Лин точно помнит тот день, когда ее жизнь навсегда изменилась.