Самый важный социальный проект для счастливого зрелого возраста

Мама

В своё античное время одному древнему греку была дарована возможность побывать в шкуре женщины. Он открыл для себя разные интересные вещи. Удовольствий – в девять раз больше. Но рожать потом, говорят,  – очень больно.

Тесей из-за кратковременности эксперимента не успел испытать другой радости. Радости материнства. Которую трудно измерить с каким-либо коэффициентом.

 

Одна моя приятельница, на моих глазах так намучилась со своим совсем ещё маленьким несмышлёнышем, что даже заплакала от досады. Потом успокоилась и сказала: «Всё же от детей неизмеримо больше радости, чем огорчений».

Маленькие дети – малые хлопоты, большие дети – большие хлопоты. Радость от детей видимо, растёт в той же прогрессии. Переживая любую нашу боль как свою, матери испытывают радость, когда мы радуемся. И даже ещё большую, чем мы сами.

 

Мамы учат нас жить. Сначала – есть. Потом – ходить. Далее – учиться. Всему, чему только можно. (Чему нельзя – мы, дурачьё, учимся сами, набивая шишек себе и прибавляя седых волос матерям). Они закладывают в нас способность постигать мир. Они гораздо больше нас радуются каждой нашей победе над собой.

 

Только они способны смотреть на то, как мы ходим, дышим, говорим, едим, и – умиляться этим, испытывая счастье на ровном месте, для нас – фактически беспричинное. Поскольку единственная причина этому счастью – мы сами, простое наше существование. И этого мы, разумеется, не понимаем.

 

Как не понимаем, что только рядом с мамой мы чувствуем себя в наибольшей моральной безопасности. Мы не боимся рядом с ней быть самими собой. Не в самом лучшем смысле этого слова. Мы не боимся выливать на мам весь ушат своего морального, эмоционального,  духовного дерьма, который тщательно скрываем от окружающих. Мы даже не думаем об этом, а порой и не осознаём. А наши мамы терпят и глотают обиды. Ибо понимают, за что им это, за какие грехи наказание. И понимают, что мы когда-нибудь тоже понесём наказание за этот грех. Как несут его они.

 

Какой такой ещё грех? А вот какой.

Чуть спустя мы сами начнём рожать детей. Женщины испытают удовольствие, в девять раз большее, а потом боль при родах. И затем радость после боли – радость материнства. Мы сами начнём переживать за наших детей больше их самих и радоваться за них больше них. А дети, чувствуя только рядом с нами себя в наибольшей моральной безопасности, не боясь рядом с нами быть самими собой (не в самом лучшем смысле этого слова), не будут бояться выливать на нас весь ушат своего морального, эмоционального,  духовного дерьма, который тщательно скрывают от окружающих. Они не будут думать об этом, а порой и не осознавать.

 

Мы же будем терпеть и глотать обиды. Ибо наконец-то поймём, за что нам это. И поймём, что когда-нибудь и они, дети наши, понесут наказание за этот грех. Как несём его мы. И нам будет горько, что только теперь мы осознали, а они ёще нет – какой такой грех.

 

Моя мама жила в постоянном умилении мной. Она гордилась мной по любому поводу и без повода.

Когда перед эмиграцией я подрабатывал преподаванием иврита, и собирал каждую неделю небольшие группки желающих, мама сидела на всех уроках. Пять-шесть раз записывала одни и те же темы. Я сначала не понимал, зачем это ей. Потом дошло. Мамуля просто упивалась гордостью. Я даже стал подыгрывать ей: иногда в разгаре объяснения материала, когда ученики склонялись над тетрадками, быстро записывая, я обращал на маму вопросительный взгляд, мол, ну как? Тогда она вся преображалась, переполняясь счастьем и важностью, выпрямлялась, гордо поднимала голову и чуть заметно, успокаивающе-приободрительно кивала: всё в порядке, продолжай. И ещё минут пять парила от блаженства, любуясь мной.

 

Когда, вернувшись из неудачной эмиграции, я читал лекции по здоровому питанию в одном из известных в Москве центров здоровья, история с гордостью повторилась. Мама сидела в первом ряду на каждой лекции. И бесконечно щёлкала фотоаппаратом. Вспышки его были так часты, что с последних рядов могло показаться, что идёт пресс-конференция какой-нибудь знаменитости. А газеты этого центра здоровья с моими статьями и фото мама раздавала направо и налево, существенно улучшая показатели тиража.

(фото 4)

 

В своё время я, наученный мамой неплохо готовить, перенял у неё эстафету по приготовлению нашего фирменного блюда – плова. Затем мы стали готовить его по разному и даже спорили, но иногда мама доверяла мне приготовить плов для её друзей и подруг, а это для меня было больше, чем признание.

 

А уж когда она, видя, как у народа за ушами трещит от моего творения, вроде между прочим роняла: «это, кстати не я делала, а Лёвушка, сам, без моей помощи», зрелый мужик с проседью, моментально превращался в «Лёвушку» и таял от счастья, как малое дитё.

А кто мы ещё для мамы?

 

Автор: Леонид Винников

(глава из книги «Грани любви»)

 

 

 

 

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи

Лучшее на портале

Сюжет на канале РБК

На канале РБК вышел сюжет о сервисе БабушкаНаЧас. Смотрите интервью с основательницей сервиса Натали Линьковой.

Няня моей мечты

Какая она – идеальная няня? Строгая, пунктуальная, всегда элегантная и собранная. Получился образ, знакомый всем – это же Мэри Поппинс. А может, лучшая няня для малыша – седовласая, улыбчивая, с мягкими теплыми руками. Похожая на родную бабушку. Наверное, такая была Арина Родионовна, еще один знакомый всем образ.

Я запомнил, как мы играли в пиратов!

А что мы знаем о тем, с кем будем проводить так много времени? Есть общие сведения, правила, но ведь каждый из них – это уже личность! Индивидуальность со своим набором качеств. Сегодня мы решили поговорить о том, какие няни всем нам нужны, с тем, кто непосредственно с ними и общается – с ребенком. Знакомьтесь, это Ярик. Ему девять лет.

Курсы «Бабушка на час» станут доступны онлайн

С марта обучение на курсах проекта «Бабушка на час» можно будет пройти онлайн. Это стало возможным благодаря поддержке Комитета общественных связей Правительства Москвы (https://www.mos.ru/kos/) и победе Сервиса «Бабушка на час» (https://babushkanachas.ru) в конкурсе грантов Мэра Москвы

Решаем вечную женскую проблему «нечего надеть»

Каждая женщина хочет быть красивой. Годовалые малышки уже пытаются надеть на голову бантик, а на руку браслет, чтобы стать «как мамы» - сногсшибательными! И любуются собой в зеркале. Бабушка, которой на днях исполнилось 80 лет, продолжает делать завивку, красить волосы, носить яркие бусы и платья, не смотря на все жизненные беды и трагедии, которые ей пришлось пережить.

Обязательно для нянь – стажировка в игровой коворкингах «Мама работает»

Одно дело – теория. Совсем другое – применение ее на практике. То же касается и учеников Школы подготовки нянь «Бабушка на час». Прослушать курсы могут практически все, но готовы ли бабушки непосредственно к работе с детьми? Ведь на обучение приходят не только бывшие педагоги и воспитатели, но и инженеры, и юристы, и представители других, совсем «не детских» профессий.

К работе с детьми приводит желание помогать

Чтобы поменять жизнь

Валентина Борисова – мама ребенка с особенностями развития. Эта фраза знакома всем, но мало кто понимает, что действительно стоит за процессом реабилитации таких детей. Больше десяти лет назад Валя оставила работу, чтобы ухаживать за ребенком. По профессии она инженер-технолог полиграфического производства. Сейчас Валентина посещает курсы сервиса «Бабушка на час», чтобы снова выйти на работу. Ребенок вырос, он больше не нуждается в маме 24 часа в сутки, поэтому женщина решила применить свой опыт и знания в новой сфере – она пробует стать няней.

Самый полезный совет – научиться слышать молодых мам

Курсы сервиса «Бабушка на час» посещают самые разные люди. К нам приходят не только леди, но и джентльмены, не только возрастные дамы, но и молоденькие. Подавляющее же большинство – это те, кто уже работал в педагогической сфере и по какой-то причине остался не у дел. Рассказ одной из такой слушательниц курса, Марины Мясниковой, мы приводим сегодня.